Королёв. Новости

Яндекс.Погода

среда, 21 февраля

небольшой снег-13 °C

Онлайн трансляция

Королёв: штрихи к портрету

12 янв. 2017 г., 11:32

Просмотры: 444


Когда к Сергею Павловичу Королёву приходили с просьбой, он начинал действовать. Как правило, незамедлительно. Если надо, связывался по «кремлёвке» с руководителями и решал вопрос. Сотрудники высоко ценили его отзывчивость и относились к нему с глубоким уважением.

Предлагаем вашему вниманию отрывок из неопубликованных воспоминаний начала 1990-х годов Анатолия Петровича Абрамова, лауреата Ленинской премии, одного из ближайших соратников Королёва.

Кают-компания

Сергей Павлович был в курсе не только производственных дел, но и личных, касающихся его ближайших сотрудников. Этому способствовало то обстоятельство, что он обедал за большим столом вместе со своими заместителями и помощниками. Столовая была как бы кают-компанией, где за обедом решали многие производственные вопросы, обменивались разнообразной информацией, здесь даже подписывали важные документы. Нередко раздавались шутки и смех. Королёв любил юмор, его присутствие не смущало и не подавляло сотрудников, как это нередко бывает с другими начальниками, которых не столько уважают, сколько боятся.

Он стремительно входил в столовую, обычно без пиджака, с расстёгнутым воротом. Первые минуты был молчалив и погружён в себя, мысленно ещё находясь во власти дел, от которых только что оторвался. Затем обводил всех взглядом и бросал фразу или задавал вопрос, обозначая тем самым тему последующего разговора, который вскоре становился общим. Ел он очень быстро, не обращая внимания на пищу, отвечая на вопросы. Кусочком хлеба вытирал тарелку и хлеб съедал. Даже крошки сгребал и отправлял в рот. Первое время это нас удивляло, но позже один товарищ разъяснил, что эта привычка появилась у него в долгие, тяжёлые годы тюремной и лагерной жизни.

Внимание к людям

Моя семья из четырёх человек занимала к 1954 году одну комнату в коммунальной трёхкомнатной квартире, где жили ещё две семьи. Не густо, но мирились. У других было хуже. Но вот жена родила двойню! Стало не просто тяжелее, а… И вдруг я узнаю, что СП дал указание срочно отделать для моей семьи квартиру в строящемся доме, который впоследствии все стали называть «королёвским». Нетрудно представить себе наши чувства… Его уважительное отношение к людям проявлялось во всём и постоянно. Для иллюстрации расскажу три маленьких эпизода.

Первый. Проходя утром по территории предприятия в то время, когда на работу шёл основной поток сотрудников, он увидел, как несколько грузовиков, сигналя и обдавая всех пылью и выхлопными газами, буквально протискиваются через людской поток (дорога была узкая). На следующий день вышло распоряжение, которое запрещало грузовым машинам проезжать по этой аллее в течение 15 минут «пикового» времени.

Второй. Как-то СП позвонил мне и ещё одному сотруднику и предупредил, что утром за нами приедет машина, и мы вместе с ним поедем в министерство. Но шофёр отказался ехать на квартиру, заявив, что мы можем сами прийти на предприятие. Пришлось выполнить «ультиматум», но за счёт некоторого опоздания.

Узнав об этом, Сергей Павлович на следующий день собрал у себя в кабинете руководство транспортного цеха, представителя завкома и того самого шофёра. Мы были свидетелями урока дисциплины, культуры, ответственности, который он преподал указанным товарищам столь эмоционально, что они покидали кабинет, опустив головы.

А шофёру он сказал так:

– Вы что думаете, если вы возите Королёва, то вам всё можно? Ошибаетесь! Не рекомендую повторять ошибку.

Третий. СП как бы стеснялся ездить на персональной машине, если видел, что его сотрудники идут рядом или им надо срочно что-либо доставить куда-то. Особенно это проявлялось на полигоне. Он останавливался и предлагал сесть в машину, либо отдавал её в чьё-то распоряжение, не ожидая просьбы. Всем было знакомо его: «Берите мою машину и езжайте». Если кто-то задерживался допоздна по его заданию, он, уходя, говорил:

– Закончите – скажите дежурному, он вызовет машину, и вас отвезут домой. Всё это было без намёка игры на публику. Сергей Павлович испытывал удовлетворение, делая людям добро. Естественно, что это воспитывало у его окружения стремление быть похожим на него.

Мать и сын

Мне дважды довелось быть свидетелем телефонного разговора Сергея Павловича с матерью. Он преображался, глаза и голос его выражали такую нежность и ласку, которые может питать по-настоящему любящий человек. После такого разговора он некоторое время пребывал в глубокой задумчивости, по-видимому, мысленно продолжая ещё беседу с самым дорогим человеком.

Мать Сергея Павловича, Мария Николаевна Баланина, была необыкновенная женщина – высокообразованная, интересная, широко эрудированная, прекрасно владела литературной речью. До последних дней она была душой дома. Её выступление в день девяностолетия в Доме журналистов произвело на присутствующих громадное впечатление своим темпераментом и содержательностью.

Последний вечер

Сергей Павлович трогательно заботился о своих старых друзьях, некоторые из них прошли тяжёлый жизненный путь, и такое его внимание придавало им новые силы.

В конце декабря 1965 года исполнилось 60 лет одному из его близких товарищей Сергея Павловича – Павлу Владимировичу Цыбину, который пригласил на банкет Королёва, Гагарина, других сотрудников и космонавтов.

Вечер прошёл чудесно. Сергей Павлович был общителен, весел. После банкета мы вышли на улицу и обомлели – вокруг было сказочно красиво: деревья покрыты воздушными хлопьями снега, на земле снежный пуховый ковёр. Начали играть в снежки. СП и Гагарин веселились как дети. Это было за две недели до смерти С.П. Королёва…

Материалы для публикации

предоставлены Ольгой Глаголевой, редактором сайта «Королёвский краевед»