Королёв. Новости

Яндекс.Погода

вторник, 17 июля

ясно+21 °C

Онлайн трансляция

Радуемся памяти о нём...

26 июня 2018 г., 13:46

Просмотры: 318


© Королёвское информагентство, Наталия Подольская

В апреле наш корреспондент случайно познакомился с правнучками В.Н. Богомолова. Благодаря этой встрече мы побывали в гостях у дочери известного конструктора, Людмилы Владиславовны Рогачёвой, в той самой квартире, где он жил с 1962 года и до последнего своего дн

Людмила Владиславовна поделилась с нами воспоминаниями об отце и дружной семье, в которой она выросла.

От тарантаса к двигателю...

Родился папа в 1919 году в деревне Тараканово Ивановской области, знаменитой своими бричками, тарантасами, колясками и прочим гужевым транспортом. Он охотно перенимал навыки местных мастеров, а когда в деревне появился первый трактор, часами пропадал у колхозных механиков, детально изучая его двигатель.

Школу закончил с отличием уже в городе Иваново, куда переехала семья. Как и многие в ту пору, заболел авиацией. Но учёбу в МАИ на факультете авиационных двигателей пришлось прервать, началась война.

Как специалиста с неоконченным высшим образованием, его направили на авиазавод в город Химки, а затем и в Новосибирск, где было налажено массовое производство военных самолётов.

В суровые военные годы он уже состоялся как конструктор двигателей. А много лет спустя С.П. Королёв шутил: «С двигателем Богомолова и тарантас в космос полетит!»

Вопреки приговору

С мамой отец познакомился после возвращения из Новосибирска в Москву, на авиационный завод. Молоденькая чертёжница Надя стала его женой в 1944 году.

В Истре, попав под бомбёжку, она получила множественные осколочные ранения спины. Врачи предрекали – не будет ходить, не сможет иметь детей. Несколько осколков в позвоночнике, которые не сумели удалить, доставляли ей огромную боль, и с возрастом она особенно усиливалась. Но мама не только заново пошла, но и научилась жить с этой болью так, что окружающие не догадывались, насколько ей тяжело...

В ноябре 1945 года, вопреки приговору врачей, родилась я.

На улице Солянка

Жили мы тогда в Москве на ул. Солянка, в доме, который когда-то был гостиницей. В длинном коридоре на 12 семей был один на всех туалет и ванна. В общей кухне готовили на керогазах, а когда подвели газ, установили три 4-конфорочные плиты, по одной конфорке на семью.

У нас была 11-метровая комната с большой дровяной печью и покатым полом. Мой младший брат, родившийся в 1951 году, катался по нему на детской лошадке как с горки.

Жили очень дружно. Помню, как было интересно заходить в комнату напротив, в гости к известному графику, иллюстратору Оресту Верейскому, ставшему впоследствии народным художником СССР.

А ещё помню, как отец, согласно графику уборки общих помещений, мыл полы в коридоре и при этом жизнерадостно напевал.

С рождением брата мама оставила работу и все силы отдавала семье. Она всё умела и успевала. Хорошо готовила, вязала и шила. Когда мы выходили на улицу, прохожие часто спрашивали, где она покупает такую красивую одежду детям. А всё это она шила сама! Все оборочки и рюши на платьях аккуратно обрабатывала вручную...

Переезд в Подлипки

В 1952 году отца назначили заместителем главного конструктора ОКБ-2 (с 1967 г. – КБ «Химмаш»). Ездил на работу на электричке. А через год ему выделили 2-х комнатную квартиру со всеми удобствами на третьем этаже дома № 20/22 на ул. Сталина (сейчас ул. Циолковского). Готовить пришлось на дровяной печи, зато у нас была своя ванна, правда, горячую воду давали по графику.

В первый класс я пошла в школу № 7, совсем рядом с домом. И писать, и читать уже умела, свободное время тратила на увлечения.

В нашей семье часто слушали классическую музыку, дома было много пластинок. Мы с братом поступили в музыкальную школу. Я – по классу фортепиано, а он выбрал скрипку. С ним вдвоём мы выступали на концерте в музыкальном училище им. Гнесиных: представляли нашу городскую школу.

Я ходила и на фигурное катание, и в хореографический кружок. В составе его коллектива выступала на сцене Большого театра, в новогоднем концерте в 1957 году.

Родители всегда находили время съездить с нами в театр или в зоопарк. Папа безошибочно знал, чем нас порадовать. И в Новый год, и в день рождения подарок от него мы находили под подушкой.

Ну, а если отец был мною недоволен, ему достаточно было просто произнести: «Лю-сеч-ка...», и я всё понимала...

Рюкзак спас

Мама очень старалась, чтобы дома у отца было поменьше забот, а он не гнушался никакой домашней работы. В семье очень любили его рассольник – фирменный, с почками и солёными огурцами.

Папа был очень общительным, у нас часто собирались его друзья, сослуживцы. Когда появились любительские видеокамеры, в доме устраивали настоящие домашние кинофестивали, на которых дружно обменивались отснятыми в отпусках видеосюжетами.

Романтик в душе, папа со студенчества увлекался альпинизмом. Было и такое, что он сорвался в пропасть, но его спас рюкзак, зацепившийся за корягу!

Он очень любил собирать грибы, рыбачить, выращивал на даче овощи и цветы. За рулём автомобиля объездил с нами Кавказ и Крым. А ещё у нас была лодка-«казанка» с мотором, так мы на ней в походы ходили: собиралась целая флотилия, в палатках жили по нескольку дней...

Чем занимается отец, не знали

Всё было засекречено. Я понимала, что отец – инженер-конструктор, руководитель, и не более...

В 1957 году, после запуска первого спутника Земли, он получил первую высокую награду, но я была слишком мала, чтобы понять происходившее.

В апреле 1961 года его пригласили вместе с мамой в Кремль на встречу с Гагариным, вернувшимся из космоса. Отцу присвоили звание Героя Социалистического Труда. Его причастность к этому полёту стала очевидной.

Почётный житель нашего города, лауреат Ленинской премии и премии Совета министров СССР, заслуженный деятель науки и техники РФ, профессор, он награждён тремя орденами Ленина и орденом Октябрьской Революции.

Мы радовались и гордились отцом, но чем он занимается, не знали.

Династия продолжается

У меня была свадьба, а папа срочно вылетел на Байконур. Прошли годы. Моя дочь заканчивала школу, а я – в дальней, длительной и ответственной командировке. Тогда многие ставили работу во главу угла.

Я и мой брат Игорь закончили факультет, на котором учился отец. Сын брата тоже инженер. Как и Игорь, он недолго, но поработал на РКК «Энергия». А мы с мужем – ветераны этого предприятия. Он занимался космическими экспериментами, а я всю жизнь – надёжностью двигателей для ракетно-космической техники. Горжусь, что разрабатывала средства аварийной защиты для комплекса «Энергия–Буран».

На этом же предприятии трудится наша внучка Лиза – специалист по работе с кадрами. Её мама – инженер, работает в ЦУПе. Словом, династия, начатая отцом, продолжается.

Цветы от горожан

В 1985 году отец принял решение уйти с должности генерального конструктора КБ «Химмаш», хотя его уговаривали этого не делать.

...В 1992 году умерла мама. У отца обострились проблемы с сосудами, ему ампутировали ногу по колено. Работу пришлось оставить.

Сотрудники КБ старались поддержать его, навещали, делились последними новостями на предприятии. Спасибо им за это огромное! Он прожил ещё пять лет.

...Уже 21 год, как его не стало, а о нём помнят. И мне звонят, и могилку его посещают. Вместе с моей семилетней правнучкой Машей мы часто приходим на ул. Богомолова к мемориальной доске, радуемся свежим цветам, оставленным горожанами в память о нём...

Наталия Подольская

Похожие новости