Яндекс.Погода

пятница, 7 августа

облачно с прояснениями+24 °C

Рождённая в Сталинграде

21 апр. 2020 г., 13:03

Просмотры: 538


Уже много лет Лилия Сорокина живёт в Королёве. С 1963 года работала на заводе (ныне РКК «Энергия»), участвовала в создании кораблей «Восток» и «Союз», МКС и спутника «Ямал-100». С 80-летием её поздравил и губернатор Московской области, и глава города.

Но малая родина Лилии Петровны – Сталинград. Город, познавший самые кровопролитные бои.

Страшные воспоминания

Она была совсем крохой, когда началась война. Но страшные воспоминания о бомбёжках, одна из которых уничтожила родной дом, врезались в детскую память.

Её отец, Пётр Дмитриевич, уже сражался на фронте. Впоследствии был тяжело ранен, лишился ноги. А мама, Клавдия Ивановна, оставалась в Сталинграде с двумя малышами на руках – Эдик родился в феврале 1941 года. Он до сих пор живёт в родном городе.

Еды не хватало, но мама кормила обоих грудью, и это их спасало. И всё же Лилин братик чуть не умер. Тогда, лишившись крыши над головой, Клавдия Ивановна отправилась в дом своей матери. Они везла детей в коляске мимо разрушенной продуктовой базы, когда с малышом случился приступ, который в народе называют «младенческой». Старушка подсказала накрыть Эдика мешком из-под муки. Клавдия без колебаний вытряхнула муку, опустила мешок на сына, и приступ прекратился.

– Мама моя была сильной женщиной, – рассказывает Лилия Петровна. – Любила читать, была активной комсомолкой, прыгала с парашютом, отлично стреляла и имела звание «Ворошиловского стрелка». Если бы не дети, она отправилась бы на фронт и стала снайпером.

Чем испугать фашиста?

У бабушки они прожили недолго, её дом тоже разбомбили. Лилины родственники вместе с соседями были вынуждены эвакуироваться за Волгу. Но на их глазах фашисты затопили баржу с людьми, на которую они не успели погрузиться – Бог миловал. Семье пришлось остаться в городе, охваченном огнём.

Гитлеровцы машинами увозили женщин на работу в Германию, и их семья тоже оказалась в грузовике. Но тётя Надя, как Лилия называла её всю жизнь, быстро сообразила, что делать. До войны она была замужем за весьма состоятельным человеком, и у неё на руке были швейцарские часы, которые она предложила офицеру в обмен на свободу. И, как ни странно, он пошёл на сделку и отпустил их!

Семья спряталась в пустом домике, соседи даже дали им металлическую кроватку для детей. Но вскоре началась очередная бомбёжка, и снаряд угодил прямиком в трубу дома. Взрывом бабушке оторвало ноги, а Лилина мама успела схватить детей и спряталась с ними под кроватью. От взрыва печи всё и всех покрыло слоем сажи, а снаружи были слышны автоматные очереди…

А теперь представьте, что увидели солдаты Вермахта: из руин дома вдруг выскочила совершенно чёрная женщина с двумя чёрными детьми на руках и на чистом немецком языке закричала: «Не стреляйте, здесь дети!» От изумления они действительно прекратили стрелять… Так Клавдия Ивановна в очередной раз спасла детей от гибели.

Хорошее знание языка у неё было от бабушки – немки Поволжья, с которой связана была романтичная история. В юную немочку влюбился проезжий цыган и умыкнул её. Не без её согласия, надо сказать… Но родственники девушки отыскали влюблённых и потребовали, чтобы он принял их веру и жил в немецкой слободе, иначе его ждут самые плачевные последствия. И цыган отказался от своей вольной жизни ради большой любви! Стал известным кузнецом и счастливым мужем, отцом многочисленного семейства. Но это было до войны…

Мы вместе!

Сталинград был разрушен. Люди выкапывали пещеры в склоне высокого берега, где они потом прожили несколько лет. А заодно помогали красноармейцам рыть окопы.

Сначала город подвергался бомбёжкам, потом в наступление пошли немецкие танки. Бои велись за каждый дом. Важно, что сталинградцы и солдаты стали в момент испытаний единой силой: женщины, рискуя под обстрелами жизнью, носили из реки воду в котелках детям и бойцам. А красноармейцы делились с ними своими пайками.

– Но всё равно еды не хватало, мы все были ужасно худые, кости торчали даже через одежду. У братика развился сильный рахит, а у мамы и тёти Нади уже после войны нашли затемнения в лёгких, – вспоминает Лилия Петровна. – Как мы выжили? Наверное, Бог оберегал нас в эти ужасные месяцы…

Но и сами сталинградцы проявили лучшие человеческие качества: все старались поддерживать друг друга хотя бы добрым словом – ничего другого-то и не было. Зимой 1943 года, когда Лиле было уже три года, стояли жуткие морозы, и дети вместе прятались под чудом уцелевшей пуховой перинкой, грелись...

А в феврале наши войска одержали победу в великой битве и освободили Сталинград. Правда, это был уже не город, а сплошные руины, только печи кое-где уцелели и торчали среди развалин. Но стойкая Лилина мама не пала духом: разобрав пару печей, она уяснила их устройство и стала… печником! Именно этим она до конца войны зарабатывала кусок хлеба и кормила детей.

Хотя до Победы было ещё далеко, люди начали восстанавливать город. Для начала строили домишки из самана – так называется кирпич-сырец из глины, песка, навоза, соломы и воды. Лиля с братиком, как и другие дети, помогали месить саман своими ножками. Ради жизни

Сердце матери…

Но беда ходила рядом: маленькая Лиля едва не умерла от скарлатины. Как она считает: и тут помог Бог – под окном больницы неожиданно появилась женщина с бидоном козьего молока.

– Мама купила кружку молока, подогрела его и ложечками стала вливать мне в рот. Оно распарило горло, нарыв прорвался, и я выжила…

И всё же горе настигло их семью: сын тёти Нади, купаясь в Волге, угодил в воронку от снаряда, и мальчика закрутило так, что Гена не смог выбраться и утонул. Для его матери это был такой удар, что свет померк для неё в прямом смысле – глаза красивой женщины в мгновенье покрылись бельмами.

И опять на помощь пришла народная медицина: по совету старушек ей сыпали в глаза сахарную пудру, натёртую из кускового сахара. Клавдия лечила сестру целый год, но победила слепоту!

Отец Гены уже погиб на фронте, и Надежда осталась одна. Но как она ни страдала, красота этой женщины не увяла, и в 1945 году её всем сердцем полюбил человек, потерявший на войне и семью, и здоровье. Зато нашёл хорошую работу – на военном заводе, который вскоре перевезли в подмосковные Подлипки.

Надежда уговорила сестру отпустить Лилю с ней – скарлатина дала осложнение на сердце, девочке нужна была помощь московских врачей. Не сразу, но Клавдия решилась отпустить любимую дочку ради её же здоровья. В Сталинграде и после войны было голодно, продукты отпускали по карточкам.

Так началась для Лилии Сорокиной жизнь в Подмосковье. Но это уже совсем другая история…

Ольга Артёмова,
фото из архива Л.П. Сорокиной