Яндекс.Погода

воскресенье, 26 сентября

дождь+9 °C

Дневник блокады: «...Мы стали стариками, через годок и поседеем...»

14 июля 2021 г., 12:24

Просмотры: 58


Продолжается всероссийская акция «Моё детство – война». В её рамках журналисты, волонтёры, историки, педагоги и работники культуры записывают воспоминания людей, чьё детство и подростковое время пришлись на страшные годы 1941-45-го.

Журналист Королёвского информагентства Наталия Подольская тоже подготовила публикацию в «Спутнике» страниц дневника жительницы блокадного Ленинанграда Клавдии Орловой. Они были напечатаны в номере 26 от 8 июля и вызвали сильный эмоциональный отклик читателей.

Сестра Клавдии Андреевны передала её дневник на хранение в Центральный архив Московской области. Таких свидетельств очевидцев становится всё меньше, поэтому предлагаем их вашему вниманию.

IMG20210618102446.jpg

Конец декабря 1941 года:

«Иду в булочную, но хлеба нет, и колоссальные очереди. Решаем обождать, но на другой день – тоже.

Что делать? Вовка (младший брат) почти на смертном одре, Женя, уткнувшись, лежит в кровати, мама еле двигается. Иду стоять в очереди.  Подошла ночь, а у нас за два дня не было во рту самой ничтожной крошки. Встав в два часа ночи, иду занимать очередь, чтобы получить несчастные 125г хлеба. Простояв до открытия булочной и имея номер больше тысячи, я уже превратилась в сосульку. В желудке пусто, и в глазах тёмные круги. Но вот подходит моя очередь, я седьмая, и вдруг, хлеб кончился...Ноги подкашиваются, слёзы градом из глаз».

21 декабря 1942 года:

«Сегодня мне исполнилось 18 лет. Неужели я уже взрослая, и за моими плечами столько? Как обидно: самый расцвет юности, а мы стали стариками, через годок и поседеем...»

31 декабря 1942 года:

«Новый год, 1943. Ещё один тяжёлый день остался позади. Нерадостный день: на добавочные талоны ничего не дали... «

6 января 1943 года:

«Сегодня я именинница. В мирное время в этот день у нас собиралось столько гостей! Большая часть из них не вынесла трудностей блокады и погибла, потому ещё тягостней сегодня.

Проклятый Гитлер! Сколько горя внёс он в нашу спокойную, мирную жизнь, скольких оставил вдовами и сиротами! Нет ни одной семьи, которая бы не была разбита».

14 января 1943 года:

«Сижу и вспоминаю прошлое. 22 июня мы с подругой готовим к сессии ботанику… и вдруг… Война! Как грозно звучит это слово, и не хочется верить. Поднялась паника, люди в магазинах хватают продукты, стоят ужасные хвосты. Спустя несколько дней сидим за столом, и вдруг папе повестка. Прочитали. Это просят сдать велосипед. Через несколько дней призвали отца – в военно-пожарную охрану.

Вводятся продуктовые карточки. Неужели правда? Недавно Лёня (старший брат) привез под пулями мешок картошки. Жить можно. А меня берут на трудовые работы.

18 января 1943 года:

«Сидим вечером, пьём чай, но… что  такое? «Прорыв блокады Ленинграда» – не верю своим ушам…(речь об операции «Искра» – прим. редакции)  Но радио не может врать! Значит, прочь голод, нам подвезут продукты… Ура!!!

Ликованию не было конца, мы вышли на улицу, хотя было уже 12 часов ночи. Всю ночь не могли уснуть, люди целовались друг с другом, обнимались и плакали».

1 мая 1943 года:

«Утром поехали в театр. Опоздали на трамвай, пришёл другой. Только доехали до Литейного, разорвался снаряд, за ним другой, третий. Вышли из вагона, пошли пешком и увидели, что снаряд попал в вагон того трамвая, на который мы опоздали. Пришли в театр, но спектакль задержали на 3 часа из-за обстрела…

После спектакля едем, а вокруг снаряды рвутся. Пришлось выйти и укрыться в убежище…

 Наконец, мы дома. Я говорю Вовке: «Если попасть под снаряд, так чтобы убило наповал! Не дай Бог, если искалечит, по-моему, лучше всего, если ранит в левую руку…» И вдруг… Удар, другой! Меня что-то ожгло в левую кисть. Очутилась у двери, вместо комнаты – пыль, стёкла, черно кругом, а из руки льёт кровь…

Ведут в карету скорой помощи, со мной едет женщина с оторванной рукой и мужчина с разорванным животом (он потом умер)».

2-10 мая 1943 года:

«10 дней напролёт кричу, не могу уснуть ни на минуту, температура 39…»

21 ноября 1943 года:

«В 12 часов наш дом содрогнулся, грохот заложил уши. Выскочив на улицу, я увидела, что дома, стоящего напротив, уже не существует. Крики и стоны наполнили воздух. Бежали окровавленные люди. Схватив бинты, мы с Вовкой делали перевязки раненым… Боже, до чего всё надоело, такие ужасные воспоминания… Нет, я больше не хочу об этих днях вспоминать! Очень тяжело!»

IMG_7330.JPG

 

На этом дневник заканчивается…

К печати подготовила Наталия Подольская

фотография взята из открытых источников сети Интернет 

Обсудить тему

Введите символы с картинки*