Королёв. Новости

Яндекс.Погода

понедельник, 19 августа

пасмурно+19 °C

Онлайн трансляция

Значит, нужные книги ты в детстве читал…

05 окт. 2018 г., 10:22

Просмотры: 598


Вряд ли кто-то станет оспаривать роль чтения в воспитании души и развитии интеллекта ребёнка. Но чем защититься начитанному мальчику, когда он сталкивается во дворе с бандой? И как быть «домашней» девочке, которую одноклассницы сживают со свету?

Только не говорите: «Ничего страшного, мы все пережили подобное». Нет, это страшно! Хотя многие действительно пережили. Но не все… Именно это и пугает.

И в том числе поэтому тема подросткового насилия и его последствий так часто возникает в современной литературе. И писать, и читать об этом горько, порой страшно, но совершенно необходимо. Особенно подросткам. Ведь, как правило, в лучших книгах показана не только проблема, но и выход из, казалось бы, тупиковой ситуации.

А лекарство редко бывает приятным на вкус… Вспомните «Чучело» Владимира Железникова – как трудно было читать эту повесть… Как она была необходима нам всем! Сегодняшних школьников она потрясает ничуть не меньше.

Джоди Пиколт. «Девятнадцать минут» (12+)

Хотя в этих обзорах я стараюсь рассказывать только о современных российских прозаиках, но одна из самых сильных книг о буллинге (травле в школе), которые мне встретились в последнее время, написана американкой Джоди Пиколт – автором множества очень эмоционально напряжённых, психологически выверенных романов. В основном, они адресованы взрослым читателям, но эта история о старшеклассниках, мир которых порой ещё более жесток и страшен, чем мир их родителей.

К сожалению, большая часть книг Пиколт построена по одной схеме, и это снижает их художественную ценность, но именно «Девятнадцать минут» просто необходимо прочесть и подросткам, и их родителям, которые подчас оказываются преступно слепы, когда ребёнок балансирует на грани жизни и смерти.

В моей душе всё просто кровоточило, когда я читала эту книгу. На последних страницах я рыдала, как школьница… И хотя прошло уже несколько лет, не забыла эту историю. Да, и тут я нарушила правило – книга не является новинкой, и всё же я советую найти её и прочесть.

Думаю, это не составит труда, ведь роман поступил во многие библиотеки.

Леон Костевич. «Когда кончается джаз» (12+)

«Родители, хорошие книги и славные голоса детских пластинок учили мальчика Мишу быть честным и справедливым. Уметь постоять за себя и дать сдачи, защитить слабого. Говорили, добро всегда – всегда! – побеждает. Не может не победить. Иначе для чего рожать детей и петь им колыбельные песни? И мальчик верил. Ведь ни папа с мамой, ни книги и пластинки не рассказывали ему, что на свете бывают те, для кого человеческая жизнь не стоит ничего…»

Повесть жителя Алматы Леона Костевича, бывшего учителя литературы, действующего журналиста, автора двух книг прозы, вышла в популярной серии для юношества «Современная проза», уже не первый год выпускаемой издательством «Аквилегия-М». В целом серия весьма разнообразна: здесь можно встретить и детективы, и истории первой любви, и мистические романы. «Когда кончается джаз» – это пример психоанализа, который проводит десятиклассница после того, как был зверски избит влюблённый в неё юноша. И взгляд Маши Пахомовой, обращённый на вчерашних друзей и на саму себя, меняется…

Покопаться в психологии героев вместе с автором всегда интересно. Сможете ли вы угадать, кто из ближнего круга Маши способен на подлость и жестокость?

Автор печатался в журналах «Простор», «Нива». Повесть Леона Костевича «Графиня, я стрелялся на дуэли!» в 2007 году заняла второе место в номинации «Малая проза» на конкурсе «Русской премии».

Анна Вербовская. «Ангел по имени Толик» (12+)

Не могу удержаться, чтобы не рассказать ещё об одной книге, вышедшей недавно в той же серии, потому что за последнее время немного книг произвели на меня столь же сильное впечатление. Хотя повесть, написанная Анной Вербовской, скорее, не о жестокости, а о доброте.

Эта правдивая, непридуманная история под пером другого автора могла получиться весьма трагичной, ведь воспитание ребёнка, чьё развитие годами остаётся на уровне двухлетнего малыша, дело тяжёлое...

Но Анне Вербовской удалось рассказать о большой семье Толика с такой лёгкостью и юмором, так увлекательно и живо, что я успела полюбить этих людей, сумевших сохранить в себе человеческое, несмотря на все сложности жизни – коммуналка, безденежье, болезни...

И как же здорово, что образ ангела Толика получился далеко не сусальный! Он даже ворчит и ругается, но при этом никому не способен причинить зло. Живые детали советского быта, атмосфера Москвы, которую многие уже забывают, и дачного посёлка, детские игры и забавы – всё это нарисовано очень яркими, выпуклыми мазками.

Без излишнего надрыва и пафоса Анна Вербовская рассказала о тех настоящих людях, благодаря которым наша страна ещё жива. Не хочу называть их «маленькими» – они велики в своей способности к настоящей любви! А книгу, конечно же, советую прочитать всем, особенно подросткам, чтобы разобраться, что в нашей жизни имеет настоящую ценность...

Андрей Богословский. «Верочка» (12+)

В отличие от книг, о которых мы вспомнили сегодня, «Верочка», строго говоря, не книга. Не издавалась. Этот рассказ или маленькая повесть, как называл её сам автор, печаталась в журнале, её легко можно найти в интернете, что я и советую сделать.

Автор прекрасно написанной, живой и трагической «Верочки» – сын известного композитора Никиты Богословского, в отличие от отца проживший не столь долгую и успешную жизнь. Он умер в психиатрической больнице, куда попал из-за неодолимого пристрастия к алкоголю.

А человеком Андрей был, безусловно, талантливым, и подтверждение тому – история нелепой толстушки Верочки, живущей в мире своих грёз, ведь жёсткая подростковая реальность не принимает её. Богословский провёл очень тонкий психоанализ главного героя-рассказчика, подростковую душу которого раздирают взаимоисключающие чувства: восхищение атмосферой дома, где живёт Верочка, и страх, что одноклассники узнают об их странной дружбе; облегчение от того, что он «отделался» от девочки, увидевшей в нём рыцаря без страха и упрёка, и мучительный стыд за себя.

Который, к сожалению, знаком многим из нас, если мы сами не были в школе изгоями. Ведь рядом обязательно находился тот, кому требовалась помощь. И он её не дождался…

Юлия Лавряшина, писатель