Яндекс.Погода

вторник, 28 июня

малооблачно+22 °C

Королёвцев приглашают присоединиться к Всероссийской акции «Минута молчания»

18 июня 2022 г., 18:13

Просмотры: 23


22 июня в 12.15 по московскому времени во всей Московской области одновременно объявляется минута молчания, минута скорби.

На одну минуту жизнь замрёт, чтобы люди вспомнили родных и близких, переживших самую кровопролитную войну 20 века:

  • прервётся вещание в эфире телевидения и радио, кабельных каналов;
  • прекратят работать кассы в торговых центрах;
  • остановится общественный транспорт и личные автомобили;
  • на предприятиях, где позволяет технологический цикл - остановится работа.

О первых днях Великой Отечественной войны и о детстве в блокадном Ленинграде рассказала нашему корреспонденту Евгения Андреевна Карпунина.

Карпунина.jpg

Будто знали заранее

Родилась я в декабре 1929 года и стала самым младшим, четвёртым ребёнком в семье сапожника и скорнячки.

В 1941-ом старший брат закончил среднюю художественную школу при Академии художеств, сестра – фармацевтический техникум, но никто из них так и не успел получить документы...

В воскресенье, 22 июня, младший брат отправился с друзьями праздновать свое 15-летие, а я играла с подружками у дома. Тревожное известие собрало всех у громкоговорителя, что висел у ворот во двор. По улицам как-то сразу же, будто были заранее наготове, пошли новобранцы.  Со всех сторон грянула песня «Вставай страна огромная»...

Старший 18-летний брат ушел на фронт сразу же, вслед за ним и отец...

«Сладкая земля»

Нас, детей, собрали в школе и пообещали отправить на лето – отдохнуть в лагере. Мы обрадовались, не подозревая, что это была своего рода эвакуация.

Меня провожал отец, и вместе со всеми другими родителями он не удержался, заплакал. Пустились в рёв и все дети...

Нас привезли в Псковскую область, поселили в школе, где спать приходилось на полу, а готовить в котлах на улице. Скоро в небе появились вражеские самолёты. Нам стало страшно, мы начали писать домой, просить, чтобы нас забрали.

За детьми стали приезжать, увозили кого куда. За подружкой приехала мама, и я вместе с ними отправилась в Ленинград. По дороге несколько раз объявляли воздушную тревогу – все поезда вокруг начинали одновременно гудеть, и мы в страхе высыпали из вагонов. Но домой добрались. На город уже сбрасывали зажигательные бомбы.

Помню, 8 сентября я шла по улице и любовалось красивым заревом над городом – после бомбёжки горели Бадаевские продовольственные склады.

Уже потом, во время блокады, люди приходили на старое пепелище и искали следы расплавленного при пожаре сахара, собирали «сладкую землю».  На счастье, у нас тоже был обгоревший мешок из-под сахара, и мы очень долго его полоскали...

Во время ночных бомбёжек не вставали..

Младший брат пытался было поступить в военное училище, но его не взяли из-за гемофилии – несвертывания крови. Он особенно тяжело переносил голод, и мы все старались его спасти.

Мама работала на Куйбышевском промкомбинате в сапожной мастерской, сестра – в аптеке фармацевтом, а я с лежачим братом оставалась за старшую: носила воду, собирала после бомбёжек дрова, нянчила трёхлетнего соседского мальчика.

В 12 лет мама определила меня на работу в швейную мастерскую – к себе на комбинат. Мы шили одежду для фронтовиков, обмётывали петли шинелей. На каждую швею приходилось 12 таких же как я, девчонок- помощниц.

Путь на завод часто обстреливали. Но слишком значима была для нас та разница в граммах хлеба, которые выдавались на рабочую и иждивенческую карточку. Да и в заводской столовой, что открылась в храме Спаса на крови, нас подкармливали по талонам: противной соевой кашей.

Мама сама сложила буржуйку. Когда кипятили воду или готовили лепёшки из лебеды, на ней же согревали всё, что можно было потом завернуть в тряпьё и положить между нами в постель, а спали мы все вместе и во время бомбёжек не вставали...

Город бомбили ежедневно. В нашу комнату снаряды попадали дважды. Маму контузило, она даже оглохла.  Сестра после ранения в руку долго лечилась. С 1942 года она стала вести дневник...

Уходя из дома, мы прощались навсегда...

Контрольную не дописали

В мае 45-го помню, мы писали контрольную по математике. Учительница была чем-то явно взволнованна, постоянно выбегала из класса. А потом, всё же не выдержала, и закричала: «Все, война закончилась!» И мы все с криками «Ура!» выбежали из школы!

Помню, в столовых учили правильно есть. Изголодавшиеся, люди облизывали тарелки. Им объясняли – не торопитесь, ешьте ложкой, а остатки можно и хлебушком аккуратно собрать. И они с трудом, но учились...

Уже в 1946 году в Ленинграде проводились школьные олимпиады и я, 6-классница, победила в одной из них. Вся школа собралась на меня посмотреть. Заметив мою худобу, мне стали выдавать в столовой лишнюю порцию суфле.

С 1962 года я вместе с мужем и двумя сыновьями живу в Болшево. Работала в школе рабочей молодежи, а потом до самой пенсии в болшевской школе № 1. С мужем прожили 62 года: душа в душу. У меня 6 внуков и 5 правнуков.  Радуюсь им и ученикам, которые меня навещают! 

Наталия Подольская, фото автора

Обсудить тему

Введите символы с картинки*