Яндекс.Погода

воскресенье, 14 августа

облачно с прояснениями+18 °C

«Это наша работа, повседневная»: продолжение очерка о буднях инфекционного отделения

30 июля 2022 г., 10:34

Просмотры: 581


Ковид «вмешался» в жизнь всех, в том числе и медиков. Многие почему-то забывают, что люди в белых халатах – тоже ЛЮДИ! У них есть семьи, дети, свои планы, проблемы, и они даже болеют… Да, к сожалению, медицинский диплом и спецодежда не отпугивают инфекции.

Надежда Анатольевна Матвеева раньше была старшей медицинской сестрой инфекционного отделения. Но очень тяжело перенесла ковид и долго восстанавливалась. После болезни медик решила оставить прежнюю должность, но из родного отделения не ушла – помогает коллегам в качестве процедурной медсестры.

Надежда Анатольевна.JPG

 «Наше отделение очень интересное – мы всегда на переднем плане, что бы в нашей стране ни случилось. Или вспышка гепатита А, или ковид, или какая-нибудь холера – мы всегда готовы, всегда! Наше отделение очень интересное! Таких пациентов, которые у нас лежат, вы нигде больше не увидите! Нам работать очень интересно, познавательно, замечательно!» - рассказывает Надежда Анатольевна. – «Наш корпус стоит с 1964 года. Пришла я сюда работать в 1993 году в инфекционное отделение старшей медсестрой. Работали мы на 50 коек. Больных очень много было, с разными инфекционными заболеваниями. Одни инфекции уходили, но, как говорится, ниша свободной не бывает. На эту инфекцию всегда приходит какая-нибудь другая. Дельта ушла, пришёл омикрон. Уйдёт ковид. Теперь вот идёт обезьянья оспа – будем мы ей болеть, не будем – мы не знаем. Но мы всегда должны быть готовы. По поводу холеры – мы каждый год, в апреле месяце проводили и проводим учёбу по холере. Переодеваемся, бывает  у нас легенда, что приехал такой-то пациент, заболел. У нас ежегодно вот такая учёба. Ну, а так – ежемесячные лекции мы читаем, к каждому сезону готовимся. К осени – гепатиты, потом вот пошёл то птичий, то свиной грипп. Мы к этому тоже готовились всегда. А в 2020 году пришёл к нам ковид. Но к нему мы не готовились, мы даже не ожидали. Было очень сложно первое время, трудно. Но преодолели все трудности, справились. И нас президент наградил за это – сотрудники получили Медали Луки Крымского. Мы, конечно, когда начинали работать, не думали, что нас награждать будут. Это наша работа была, повседневная. Мы вот как работаем в инфекционном отделении с различными инфекциями, так и работали. Даже не думали, что будут какие-то доплаты. Работали и работали. Но когда нас наградили, мы были счастливы».

«Думали, розыгрыш!»

«В ковид мы на выплаты, награды и не рассчитывали, выполняли свою работу. А на сегодняшний день практически все сотрудники получили награды. А те, кто не получили – скоро получат. Уже поданы документы, люди получат благодарность президента. Награждены будут все. Без внимания никто не остался. Врачи наши получили все Орден Пирогова. Интересно очень получилось – новость, о том, что сотрудники представлены к награде нам сообщили 1 апреля 2020 года, и приказ президент подписал 1 апреля 2022 года. Мы даже сначала этому не поверили, когда узнали! Думали, розыгрыш!» - смеётся Светлана Петрикова.

«Сотрудники учатся, и я вместе с ними учусь»

«Насильно в ковид работать нас не заставляли. Вот у нас Илмина Сабетова, Марина Прокофьева и Дильбар Новрузова – три девочки, которые пришли и остались в нашем отделении. На протяжении года никто не бежит. Все остались. Не только из-за денег сюда пришли, люди работают ради самой работы. Им нравится. Ильмина и Марина работали в поликлинике, Дильбар в роддоме – они всегда подходят, спрашивают, во всём разбираются. Лекции им читают, я им нахожу документы. Вот обезьянья оспа, чума, холера – по холере у меня вообще целый талмуд! Приходят сотрудники, читают, расписываются, что изучали. Учатся, и я вместе с ними учусь», - признаётся Светлана.

Специфика работы

Скорая помощь.JPG

 «Работа, конечно, тяжёлая. С 8 до 8 девочки заступают. У нас, хоть и кажется, 24 койки – а все палаты заняты! Иногда мы можем поместить и больше, а иногда и 24 поместить не можем! Почему?  У нас специфика такая. Например, поступает кишечная инфекция. Мы делим две большие палаты – это женская большая палата, это – мужская большая палата. То есть, женщины с «кишечной» - в одну, мужчины – в другую. Но может быть такое, что кишечная инфекция плюс ОРВИ. И мы уже откладываем отдельно от остальных с «кишечной». И выделяем другую палату. А может быть такое, что туберкулез, а может быть их два – мужчина и женщина – это ещё две палаты. То есть, к ним уже никого не подложишь. Или подозрение на туберкулез. А мы не тубдиспансер, мы с таким диагнозом не держим, у нас чаще лежат с подозрением. Чтобы его диагностировать, нужно пройти целый этап обследований. То есть, там мокроту одну несколько раз они будут сдавать, мы будем в тубдиспансер отправлять, и пациенты будут всё это время занимать палату. И если у них будет всё отрицательно, и подтвердится, что это была, например, застойная пневмония, и жидкость в лёгких давала такую картину, тогда мы их уже подложим куда нужно. И так же другие инфекции. Вот, менингит – к нему мы уже не подложим никого. Опять же, это может быть мужчина, может быть женщина. И вот даже менингит – это может быть просто менингит, может быть менингит плюс ещё какая - либо инфекция присоединилась. Вот поэтому так и разложены пациенты».

«Задействованы все»

«Сейчас вот мы к холере готовились, проводили учения. Хотя надеемся, что у нас её не будет. Вода давно с хлоркой, из лужи у нас никто не пьёт. После ковида руки все мыть научились. Но, с другой стороны, мы же не думали, что в ковиде два года работать будем. У нас есть холерные кровати. Мы готовимся, сочиняем легенду – женщина столько – то лет, отдыхала, приехала – такие-то симптомы. И мы должны отработать свои действия – строго по плану. Сообщаем главному врачу, он Роспотребнадзору, те в Министерство и так далее. Укомплектовываем палату, несём укладку по особо опасной инфекции, одеваемся в костюмы, говорим скорой подъехать к какому боксу. И так далее, по инструкции. В палате все раковины закрыты, нельзя сливать. Унитазы, раковины, все водостоки перекрыты. Все рвотные, каловые массы сначала обеззараживаем, только потом можно сливать. Первые 2-4 часа от такого пациента не отходишь – это индивидуальный пост, потому что ему нужно вливать капельницу с такой скоростью, чтобы она была быстрее, чем с него выходит это всё. И капельница должна быть тёплая, потому что пациенты истощённые.  У нас такое, интересное отделение, может быть что-то новенькое! Когда какая-нибудь вспышка где-то в мире, мы уже готовимся – даже, если не в России. Поднимаем приказы, проводим медсёстрам обучение. Готовим все отделения.  У нас уже с 2022 по 2026 год разработан план. Кто за что ответственный из медиков, расписано. Кто их продублирует, в случае заболевания. После ковида мы стали гораздо серьёзнее к таким подготовкам относится. Наше отделение готово. Готовимся не только мы, но и вся больница: аптека, главный врач, медсёстры, кадры, экономисты. Задействованы все.

Инфекционное отделение.JPG

Мы в тесном контакте с Роспотребнадзором, с эпидемиологами. В других отделениях такого нет. Пациенты у нас поступают ежедневно, и ночью – мы посылаем экстренные извещение, что он поступил. Есть только определённые заболевания, которые мы не должны передавать. А такие вот, как пневмония, ОРВИ, клещи, менингиты, кишечные инфекции и т.д. – мы отсылаем ночью и даже в выходные, либо на электронную почту, либо медсестра звонит в Роспотребнадзор и передаёт, что поступил такой – то пациент, подробно описываем».

 «Наши медсёстры всё умеют, они у нас многопрофильные»

«У нас, когда поступают на работу сотрудники, мы предупреждаем – в отделении бывают разные пациенты, бывают лежачие – среди них мужчины, женщины, им нужно будет менять подгузник, выносить судно, помогать медсёстрам обрабатывать пролежни, потому что у нас же лежат пациенты разных возрастов и сопутствующих заболеваний. Например, перевели с ковидом из неврологии – доктор неврологическое лечение расписал, то есть они у нас получают и неврологическое лечение, и плюс ещё инфекционное. У нас врач Шавкат Махаматшарифович Батиров говорил: «Мы, когда работали в ковиде, я научился быть и терапевтом, и хирургом, и неврологом, кардиологом, гематологом». Ковид же бил по хроническим заболеваниям. У нас тут было всё – кардиология, гематология.  Конечно, другие специалисты нас консультировали. Специалисты приходили – сами делали необходимые манипуляции, обучали наших сотрудников. Теперь наши медсёстры всё умеют, они у нас многопрофильные», – смеётся героиня.

«Пациенты бывают разные»

«Сейчас с 10 июля Приказ Минздрава закрыть все красные зоны – как лечить ковид медики уже знают, не боятся, и если пациент с ковидом, его могут оправить к нам. Некоторые пациенты поступают и говорят, я недавно болел ковидом, и не верят, что у них снова ковид. Вот объясняем, что у вас мог быть, например, дельта – штамм, сейчас омикрон – штамм. Пациенты бывают разные, бывают скандальные, отрицающие свои диагнозы. Отсюда отказываются от лечения, мы «носимся» с ними, пытаемся донести информацию».

«Очень важная работа у наших санитаров!»

«Многие незаслуженно забывают о роли младшего медицинского персонала в лечении больных. А ведь без них, мы как без рук! Очень важная работа у наших санитаров!», - рассказывает о своих коллегах Светлана Викторовна.

Вертикова Е.А. санитарка.jpg

 «У нас тяжёлая работа, - признаётся Елена Александровна Вертикова, санитарка инфекционного отделения. Утро у нас начинается как – если есть лежачие, то сначала меняем памперсы, моим их, кормим вместе с медсёстрами. Если у них есть какие-то процедуры – мы их возим на процедуры. У нас весь день – не присядешь. Целый день с каталкой бывает. Я пришла в это инфекционное отделение три года назад. До ковида. Встретила ковид здесь. Первый пациент с коронавирусом был в мою смену – 7 марта 2019 года. Мужчина приехал из заграницы. Его сюда к нам доставили. Всё было неожиданно. Первый день мы плакали все, были испуганы. Мы не ожидали. Вызваны были все – всё отделение. Хотя это был выходной, предпраздничный день. Вызвали всех. Ближе к вечеру уже и я расплакалась, хотя весь день держалась. Тут ещё новый телефон упал в тазик с антисептиком. Коллеги успокаивали. Не хватило уже ни сил, ни нервов. Но на следующий день уже всё было нормально: мы успокоились. Всё пошло по - нарастающей. Пациент же не понимал тоже, первое время, чего от него хотят. Но всё обошлось.  Коллектив у нас хороший, дружный. Я уже отсюда не уйду – все родные, сплочённый коллектив. Во время работы может быть разное – и крикнуть можем. Но друг за друга мы горой – очень дружный коллектив».


Редакция газеты «Спутник» выражает глубокую благодарность сотрудникам  инфекционного отделения Королёвской городской больницы за помощь в подготовке данного материала.

*Во время репортажа были соблюдены все меры безопасности, журналисту были предоставлены средства индивидуальной защиты.

Тамара Борчик, фото автора

Обсудить тему

Введите символы с картинки*